Печать

Отмена ограничения дееспособности. Отрицательный результат тоже результат.

15 декабря 2017 года Кочубеевский районный суд Ставропольского края отказал в удовлетворении заявления Юры Ставицкого, который проживает в Надзорненском ПНИ Ставропольского края, об отмене ограничения дееспособности.

Напомним, что ранее решением Промышленного районного суда г. Ставрополя от 26.06.2009 года, он был признан недееспособным.

Решением Кочубеевского районного суда от 25 июля 2016 года в отношении Ставицкого Ю.М. установлены ограничение дееспособности.

Решение как минимум странное, говорит адвокат Сергей Перепадя, который уже 5 лет сопровождает Юрия на пути к восстановлению дееспособности. По данному делу по нашему ходатайству была назначена стационарная судебно-психиатрическая экспертиза, проведение которой было поручено ГБУЗ «Специализированная клиническая психиатрическая больница № 1» г. Краснодара, то есть за пределами региона. Такую практику мы используем уже во второй раз. Согласно заключения проведенной СПЭ Юрий не страдает хроническим психическим расстройством, слабоумием или иными болезненными расстройствами психической деятельности.

Исходя из ранее проведенного экспертного исследования 13 мая 2016 года он на момент проведения экспертизы также не страдал хроническим психическим расстройством, слабоумием или иными болезненными расстройствами психической деятельности.

В последнем проведенном экспертном исследовании полностью отсутствует исследование способности понимать значение своих действий и руководить ими, в связи с чем вывод экспертов никак не связан с исследовательской частью. Однако судом это обстоятельство не проверено и фактически, вопреки положениям ст. 67 ГПК РФ, суд в качестве единственного доказательства, впрочем, как всегда, принял выводы проведенной по делу СПЭ, то есть доверился выводам экспертов, выводам, подчеркиваю, не основанных на исследовательской части заключения. Иные доказательства были исследованы судом формально и в оспариваемом решении им не была дана надлежащая оценка.

Многочисленная судебная практика исходит из формулы недееспособности, которая содержит два критерия: медицинский и юридический, которые выступают в своем единстве и определяют дееспособность, недееспособность, ограниченную дееспособность лица. Это обстоятельство доказывать не нужно.

Медицинский критерий включает в себя перечень психической патологии. Он сформулирован таким образом, что охватывает все известные формы психических заболеваний, патологических состояний, личностных аномалий и состоит из четырех обобщающих признаков: хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия и иного болезненного состояния психики.

Недееспособность включает в себя два критерия: медицинский (психическое расстройство) и юридический (неспособность понимать значение своих действий или руководить ими). Для признания гражданина недееспособным также необходимо совпадение медицинского и юридического критериев. Это в свою очередь означает, что отсутствие одного из критериев, в нашем случае – медицинского, является основанием для отказа в признании лица недееспособным или ограниченно дееспособным, основанием для отмены ограничения дееспособности, а, следовательно, единственно правильное решение в нашем случае - это отмена ограничения дееспособности.

Гражданское законодательство РФ учитывает только те психические расстройства, которые с учетом юридического критерия могут повлечь постановку вопроса о правовом статусе гражданина, страдающего расстройством психики. Но, раз лицо психическим расстройством не страдает, то вопрос отмены ограничения его дееспособности очевиден.

Исходя из вновь проведенной судебно-психиатрической экспертизы следует, что Ставицкий Ю.М., как и ранее, не страдает хроническим психическим расстройством, слабоумием или иным болезненным расстройством психической деятельности. Следовательно, отсутствует медицинский критерий ограниченной дееспособности.

Выводы экспертов о том, что имеют место быть органические расстройства личности и поведения в связи со смешанными заболеваниями, ни имеющими никакого отношения к психическим расстройствам, и связанные с ними последствия, не имеют никакого отношения к институту ограниченной дееспособности в принципе. При этом эксперты указывают, что указанное расстройство не является социально опасным, более того оно не является социально опасным не только для окружающих, но и для самого Ставицкого при этом Ставицкий Ю.М. может проживать как в условиях ПНИ так и вне его, то есть самостоятельно без помощи третьих лиц.

Нами подготовлена и уже подана апелляционная жалоба.

Уже в оспариваемом решении суд также не указал, какие конституционно значимые цели преследует ограничение дееспособности Юрия. В целях защиты основ конституционного строя? Нравственности? Здоровья? Но заключение экспертов указывает что он не страдает психическим расстройством. Прав и законных интересов других лиц? Но его не имеющее место быть психическое расстройство не является социально опасным. Обеспечения обороны страны и безопасности государства??? Наверное!